Professor Ryoma Sengoku
SCIENCE, OF COURSE!
Когда Нео-Эдем унёсся к звёздам, надеясь увезти человечество к светлому будущему, на планете осталось примерно 70% от общей популяции человечества. Почему так?

Проблема была в программе The Eye. Ковчег не был предусмотрен для кого-то, кроме людей, поскольку задача перед ним стояла вполне конкретная: обеспечить отправку к звёздам людей. Умные архитекторы, планируя Эдем, как универсальное спасение при любом глобальном катаклизме, не предусмотрели целого ряда вещей. The Eye был запрограмирован распозновать человеческое ДНК. Вот только между его постройкой, катаклизмом и временем его нахождения выжившими людьми прошёл не год и не два, а целая эпоха. Люди не просто деградировали – они мутировали под воздействием радиации и неблагоприятной окружающей среды. Некоторые настолько разительно, что их пора было зачислять в отдельные расы и даже делить на подвиды этих самых рас.
- Мдааа… не порядок. – почесал виртуальный затылок The Eye, ознакомившись с геномом потенциальных путешественников. После чего объявил людям – Дайте мне лет десять-двадцать подумать. Запущу пару алгоритмов, подумаю. А там глядишь, вы и сами решение найдёте.
Люди тоже принялись думать. Вдруг кому-то пришла в голову идея:
- А чего это вон тот парень такой богатый? Никак, мутант и использует свои способности, дабы наживаться на нас, честных работягах!
- И вон тот, небось, тоже! – радостно подхватил второй
- Я уже давно подозревал соседа. Он же вылитый мутант – такой дом отбухал, ирод! - монотонно болтал третий.
Один в толпе клялся, что видел недалеко группу женщин с хвостом между ног. Толпа тут же кинулась проверять наличие хвостов между ног у всех женщин в округе. Некоторые утверждали, что нашли и тут же ликвидировали опасных мутантов.
Скоро планета была охвачена кровавой гражданской войны – выжившие, только-только заново зародившиеся цивилизации сошлись в кровавой войне на почве расизма. Причём за все годы кровопролитья никто так и не поинтересовался у The Eye, что это за слово дивное - “мутант”. Впрочем, компьютер не спешил вмешиваться, занимаясь своими алгоритмами. Когда он наконец закончил, население планеты значительно сократилось – причём как раз до того числа, которое влезет в ковчег. Надо ли говорить, как обрадовались выжившие такому удачному совпадению? Впрочем, компьютер несколько умерил пыл выживших.
- Я тут закончил считать и выявил 30% сравнительно чистых людей. Их – прошу на борт. Остальным – ауфидерзейн, гудбай, короче говоря – прощайте. Не поминайте лихом.
- Как так? – опешили люди – Что за произвол? По каким законам? Куда жалобы писать?
- Сказано вам – 30%, значит 30% и всё тут! – рявкнул ИИ – Поговорите ещё у меня. Вообще никто никуда не полетит. Сам полечу, куда захочу, и вас не позову. И вообще – надо было лучше думать, прежде чем всех подряд убивать. Тогда бы и не оказались в такой ситуации.

Делать было нечего. На станции вошли те, кто сильнее всего напоминал людей до катаклизма.
- Ну, стало быть, удачи, аборигены! – пожали мозолистые руки колонисты оторопевшим оставшимся, и прежде чем большая часть их поняла, что вообще происходит – улетели в космос.
Оставшиеся продолжали тупо смотреть на то, как мечта их жизни растворяется в небесах.
- Граждане, оставшиеся. – обратился наконец к толпе один молодой мальчик – Я тут конечно не хочу ни на кого давить, но нас жёстко кинули, граждане. В рай мы не полетим, граждане, это точно. Но станем ли мы горевать по этому поводу, граждане? Нет, граждане, не станем! Я тут конечно не хочу за всех говорить, но говорю, граждане – давайте жить. Жить, граждане, как получится.

Толпа одобрительно закричала. Без менторства The Eye, технологическое развитие оставшихся остановилось. Прошли столетия, но организм их свыкся с радиацией, кожа загорела. Они стали верить в богов, духов, видя животных вокруг себя, как их аватаров. Тот самый мальчуган был выбран первым верховным вождём и впоследствии стал первым богом в пантеоне – Реймоном. Легенды гласят, что он научил людей мистической связи с гигантами и хозяевами планеты – дикими дай-кайдзю, огромными зверями, появившимися из-за радиации. Скоро эта связь обросла целой религией, завязанной на тотемных хранителях. Люди разбились на кланы и племена, охраняемые своими тотемными животными. Люди на станции стали называть их аборигенами, поскольку по уровню “земляне” ушли не далеко от индейцев прошлого. Зато, они, в отличии, от бледнокожих обитателей станции, получили сильный иммунитет от радиации. Будто планета приняла их обратно, когда они вновь стали почитать её. Следы Реймона теряются в истории. Одни говорят, он умер холостяком в странствиях, другие - он обжился семьёй и умер в окружении детей и внуков, третьи - что он вознесся на небо, к звёздам. Доподлинно, не известно, но мне более вероятным кажется второй вариант. Может его потомки и сейчас живут где-то на планете.

Всё последнее тысячелетие аборигены жили в мире, не проявляя никакого интереса к станции. Никаких признаков технологического развития, крупных войн или конфликтов не было зафиксировано. С тех самых пор, люди (если можно их так назвать) двух культур не пересекались 800 лет до момента основания первого поселения людей со станции Эдем на планете – Коринфа. Но об этом позже. Благо, в отличие от людей земли, на Эдеме события развивались очень активно.

Только что оторвавшиеся от земли и зависшие между нею и луной люди тупо смотрели в монитор на жёлтую планету под собой.
- Приехали... – виновато объявил The Eye...

@темы: История